Шопинг в Минске сто лет назад

Немногие помнят тот Минск, каким он был полвека назад, совсем мало тех, кто знал послевоенный и, тем более, довоенный город. И уж никто из ныне живущих не видел своими глазами Минск начала двадцатого века. Сто лет назад город был совсем другим, от него мало что осталось, но остались книги, газеты, фотографии, а значит, осталась память. Есть возможность посмотреть, чем занимались минчане той поры – где работали, как развлекались, что покупали, у кого лечились. Посмотреть и спроецировать это на современный город.

Попробуем? Чтож, словоминску начала прошлого века!

Первую прогулку совершим по магазинам давних лет и начнем её на площади, которая сегодня называется площадью Свободы, а в обсуждаемый нами период – Соборной. Путепровод, ведущий на проспект Победителей – детище шестидесятых годов. Сто лет назад здесь начиналась Школьная улица.

Узкая, мощённая камнем, она круто спускалась к Немиге. Если вернуть её в сегодняшний Минск, то получилось бы примерно такое:


Улица была торговой. В доме №1 размещалась



Суконно-мануфактурная торговля А.З.Царфина, вывеску которой мы видим на старой открытке.

Кое-что в этом рекламном тексте современному читателю нужно, наверное, пояснить.

«Цены без запроса» – в магазине не торгуются, цены объявлены заранее, скидку вам не сделают.

«Минск губ.» означает Минск губернский. Польша тогда входила в состав Российской империи и в нескольких сотнях верст от нашего Минска, центра одноименной губернии, был еще один – тот, который мы сейчас называем «Минск Мазовецкий».

Перейдем теперь на другую сторону площади. Несколько лет назад был восстановлен крупнейший до революции отель Минска. Восстановлен не вполне аутентично – здание подросло на этаж и сместилось в сторону нынешней консерватории – но представление о прежнем облике может дать.

Судите сами.





Шикарная была гостиница, о ней мы поговорим отдельно. А пока обратите внимание на надпись над угловым подъездом: А.М.Левин.



Да, магазин Левина, торговавший всякими интересными вещами.

И здесь требуются пояснения: что такое, например, Фребелевские игры и занятия? Фребель (хотя правильно говорить Фрёбель) – немецкий педагог, создатель первого детского сада. Один из элементов его воспитательной теории – развивающие игры, которые в легкой форме учили маленьких детей вполне серьезным вещам. Вот этим-то товаром и торговали в магазине Левина.

В те времена фребелевская педагогика была в большой моде, о чем свидетельствует это, например, объявление в газете «Минский голос»:


 

Дом, в котором остановилась специалистка из Варшавы, находился примерно там, где сегодня размещается Минский областной суд, Коломенская – это сейчас улица Свердлова.

Загадочный «патефон, играющий без иголок и без шума» – это новейшее изобретение фирмы «Пате». Металлические иглы очень быстро изнашивались, их хватало лишь на несколько минут воспроизведения пластинки. Вместо них в новой модели использовали сапфировые и тем самым повысили и долговечность, и качество звучания.

Теперь давайте прогуляемся по Губернаторской улице – так cто лет назад называлась улица Ленина.



Посмотрите внимательно, вас ничто не удивляет? Да-да, вывеска магазина Левина висит, кажется, на совсем другом здании. Впрочем, другом, да не совсем: так выглядела гостиница «Европа» в 1907 году, до того, как ее владелец Вениамин Поляк перестроил ее, возведя здание, которое мы видели выше.

Вот та же картинка в пересчете на сегодняшние реалии. Учтите, что улица тогда была много у’же, красная линия проходила заметно правее, там, где сегодня граница сквера.



Чуть дальше, в доме 5 торговал всякой всячиной магазин Гурвича. Старая открытка сохранила нам его вывеску



а старая книга – рекламу:



Всё, что хотите – от мебели до фильтра для воды (уже тогда!). Несгораемую кассу сегодня мы назвали бы сейфом. А шапирограф – это изобретенное в 1902 году устройство для копирования и размножения текстов; в наши дни аналогичные функции выполняет работающий, конечно, по совершенно иному принципу ксерокс.

Как у вас с финансами? Если хорошо, то в магазине Изгура можно купить золото, серебро, бриллианты и часы «Омега».



Да-да, уже тогда в Минске торговали швейцарскими часами. А если с деньгами не очень, ничего страшного – зайдите к господину Розовскому и купите, например, тетрадку или карандаш.


Как известно, сто лет назад нумерация домов еще не вошла окончательно в обиход, адреса нередко писали так: «Губернаторская улица, дом Борща».



Так именовался дом №13, на открытке он примерно там, где навстречу нам движется лошадь, запряженная в телегу. Фотограф, сделавший этот снимок, стоял на Захарьевской – на проспекте, говоря сегодняшним языком – и смотрел в сторону соборной площади, вдали высится башня костела.

Попробуем переместить эти здания в современный Минск:



Ещё раз напомню, что улица Ленина много шире старой Губернаторской, дома по нечетной стороне располагались заметно левее современных.



В доме Борща располагался универсальный магазин (заметьте – слово «универмаг» вовсе не изобретение советских времен). Белье, дамская конфекция (т.е. готовая одежда). Отдел зонтиков и палок!
    И славившееся в те времена трикотажное белье профессора Егера. Штутгартский естествоиспытатель, гигиенист и зоолог Густав Егер предложил как наиболее гигиеничное трикотажное белье из высоких сортов шерсти, оно и получило название «егерского». Ученым была организована выставка под лозунгом «Кто мудр, тот выбирает шерсть».
    Уважаемые читательницы, обратите внимание: если вы собираетесь замуж, то здесь можно купить и полное приданое! Впрочем, если вдруг чего-то из «дамской конфекции» в продаже не окажется, всегда можно обратиться к мадам Малиновской, чья мастерская находится в этом же доме.

 

А по соседству, в доме Малявского, мебельный магазин Годера.



 Самый большой, как тогда было принято выражаться, в Северо-Западном крае. Товар работы «лучших заграничных и варшавских мастеров» – Польша тогда не была заграницей, но, как в советские времена Прибалтика, и вполне «своей» не казалась.


Владелец дома и сам держал магазин, который сегодня мы назвали бы «Хозтоварами»:



Обратите внимание на энергосберегающие «экономические» лампы. И, конечно же, на эту детскую пишущую машину с опцией выбора языка:



Большие и тяжелые, они назывались тогда «машинами», «машинками» их станут звать позже.


Дом Пржиемского (приблизительный современный ориентир – арка с общественным туалетом возле «Макдональдса»). Здесь покупают мануфактуру:



И снова кое-что нуждается в пояснении.

«Депо жирардовских изделий». Слово «депо» сто лет назад не обязательно относилось к железной дороге. Как писал словарь Брокгауза и Ефрона, «депо— склад, магазин, запас предметов известного рода для государственных и общественных надобностей». Владимир Гиляровский в одной из книг о Москве упоминает даже «депо пиявок», которых парикмахеры держали для медицинских целей.

Теперь о самих изделиях. Согласно тому же словарю, «Жирардов (Zyrardow) — посад Блонского у. Варшавской губ. Огромные фабрики полотняная и бумаготкацкая, с несколькими тысячами рабочих и производством до 6 млн. руб. Получил название от имени франц. инженера Филиппа Жирара (Phylippe Girard), изобретателя механического прядения льна, основавшего здесь фабрику в начале текущего столетия». Сегодня мы назвали бы это «брендом».

А вот название жесткой бельевой ткани мадаполам родом из Индии: Мадаполам – пригород города Нарсапура, расположенного в центре полуострова Индостан.

А ещё Тироль, Польша, Силезия… Глобализация налицо!

Перейдем теперь на противоположную, четную сторону улицы. На углу Губернаторской и Преображенской (перевод: Ленина и Интернациональной) в доме Фельдмана (его номер 2) находилась граверная мастерская Изакова:





На фоне сегодняшних домов картинка смотрелась бы примерно так:



А вот вывеска мастерской немного крупнее:



Обратите внимание: на изготовление маркогасителей, предназначенных для казенных, т.е. государственных, ведомств, Изаков получил особое разрешение «Господина Минского Губернатора».

Чуть дальше, в доме 10 (на этом месте сейчас магазин «Связной»), находилась техническая контора С.А.Анцелиовича:



Здесь, конечно, тоже торговали, но товаром специфическим – чего стоят только «ремни чистой верблюжьей шерсти марки «ГЕРКУЛЕС». В те времена электрические станки были совершенной экзотикой, в цехах стояли мощные паровые двигатели, от которых во все стороны шли приводные ремни – вот эти изделия и продавала контора Анцелиовича.

При этом известна она была и собственным производством. На недавней выставке в Музее истории города Минска демонстрировался прелюбопытный экспонат:



Табличка гласила:



Нагреватели воды, системы отопления, электрическая проводка – вот так приходил в наш город технический прогресс!

Реклама конторы относится к 1913 году. А за пять лет до этого дом принадлежал иному владельцу, г-ну Ерохову:



Здесь, конечно, непонятны «саратовские сарпинки». Эта лёгкая хлопчатобумажная ткань, обычно клетчатая или полосатая, получила свое название по месту, где их стали впервые производить – основанному в середине XVIII века немецкими колонистами городку Сарепта-на-Волге, находившегося на юге Саратовской губернии (сегодня эта местность входит в состав Волгограда). 

Обратите внимание и на имя Саввы Морозова – владельца известной мануфактуры. И не удивляйтесь «бумажным товарам» – это не писчие принадлежности. Фабрики Морозова производили хлопчатобумажные ткани, а слово это сто лет назад писалось через дефис: «хлопчато-бумажный». Это и подразумевается в рекламном объявлении.

Немного ближе к Захарьевской, в доме Этингера, мы видим сразу несколько магазинов.



Снова пишущие машины, снова бесшумные граммофоны. Снова «Геркулес», но на сей раз уже не прочные ремни, как у соседа Анцелиовича, а прочные сейфы – что поделаешь, мождное имя. При этом покупателям предлагается по сути беспроцентный кредит – «рассрочка платежа без повышения цен».


Там же торгует Г.А.Раскин – конкурент Изакова.



Штемпели разных видов и не названные, но нарисованные нумераторы.

Б.З.Поляков, как и его визави с противоположной стороны улицы Розовский, продает канцтовары:



А еще в доме Этингера размещалось музыкальное училище Рубинштейна, о котором стоит поговорить подробнее.


Выпускник Петербургской консерватории Натан Рубинштейн дело свое знал и поставил серьезно. Сохранился интереснейший документ: «Правила и программы музыкального училища свободного художника Н. Рубинштейна» (Минск: Типография Д. Форина, 1907), но прежде чем прочесть его, попробуем разобраться в том, почему Рубинштейна называют именно так.

Как сказано в «Музыкальном словаре» Гуго Римана, опубликованном на русском языке в 1901 году, свободный художник – это звание, даваемое обеими русскими консерваториями (Московской и Петербургской) лицам, окончившим полный курс музыкального образования по специальному предмету изучения (пение, игра на инструментах, композиция) и по ряду обязательных предметов (общенаучные предметы, история и теория музыки, сольфеджио и др.). Иными словами, это музыкант-профессионал высокого уровня. Что ж, Натан Рубинштейн был награжден серебряной медалью Петербургской консерватории и звание это заслужил.
    

Правила и программы музыкального училища свободного художника Н. Рубинштейна
     Минское музыкальное училище свободного художника Н.Рубинштейна имеет целью дать основательное художественное образование лицам, желающим изучить инструментальную и вокальную музыку.
     Предметы преподавания: специальные (главные) – игра на фортепьяно, скрипке, виолончели и пение; обязательные (вспомогательные) – элементарная теория музыки, сольфеджио, гармония, инструментовка и история музыки, а также для учащихся по классу скрипки, виолончели и пения – элементарная игра на фортепьяно.
     В училище принимаются лица всех сословий, как взрослые, так и дети не моложе 8 лет – приходящими учащимися. От поступающих не требуется музыкальной подготовки. Лица же относительно подготовленные могут быть приняты прямо в курс, соответствующий их техническому и музыкальному развитию.
     Прохождение учащимися полного объема каждого специального предмета соответствует программам консерваторий Императорского Русского музыкального общества и делится на три курса: низший, средний и высший.
     Классы специальных предметов посещаются учащимися два раза в неделю. В этих классах преподающие занимаются с каждым учащимся отдельно. Классы обязательных предметов посещаются раз в неделю.
     Для учащихся по фортепьяно и струнным инструментам устраиваются классы совместной игры (ансамбль) раз в неделю.
     В продолжение учебного года устраиваются публичные музыкальные собрания.
     Для удобства учащихся занятия делятся на утренние и вечерние.
     Плата вносится по полугодиям вперед. В особых случаях допускается рассрочка.

Позже Рубинштейн создал симфонический оркестр, артистами которого стали преподаватели и учащиеся училища. Оркестр не раз давал в нашем городе концерты, а во время Первой мировой войны выступал в госпиталях и лазаретах.

Мы дошли до Захарьевской. Губернаторская улица продолжается и дальше, там тоже много интересного – «Ново-Московская» гостиница, гимназия, еврейская больница – но это уже темы для отдельных разговоров. Так что закончим на этом нашу первую прогулку по Минску столетней давности, а в следующий раз пройдемся по Подгорной, Петропавловской и Крещенской улицам.

Также читают