Штепан Рак - пражский гитарный моцарт

 

Мне повезло – я был на концерте Штепана Рака... Когда слушаешь его гитару, забываешь о суетности мира, отвлекаешься от бремени повседневных забот и невольно соглашаешься с мнением другого знаменитого гитариста Андреса Торреса Сеговия, что гитара – это маленький оркестр. А когда она в руках чешского Мастера гитарного искусства, которого в исполнительском плане сравнивают с Моцартом и Паганини, потому что никто в мире, кроме него, не способен играть мизинцем правой руки так же прекрасно, как и остальными пальцами, то это маленький оркестер высшего класса.

Эффектное исполнение Рака как бы опровергает реальность существования всего лишь шести струн и десяти пальцев. Британский журнал Classical Guitar уже в 1984 году писал: «Можно предполагать, что следующее поколение гитаристов будет рассматривать Ш. Рака как одного из великих гениев нашей эпохи». Чтобы покончить с комплиментами, которым нет числа, приведу еще одну, последнюю, цитату «В мире классической гитары есть плохие гитаристы, хорошие гитаристы, выдающиеся гитаристы и Штепан Рак». Она из статьи всемирно известного критика Джона Баттона в новозеландской газете The Domino от 23 января 1992 г.

Штепан Рак, гитарный виртуоз, профессор Пражской консерватории, родился в 1945 году. Пять лет тому назад, профессор, смеясь, показывал мне паспорт, в котором стоит дата рождения 8-е августа 1945 года: «Раз эта дата только ориентировочная, придется праздновать юбилей целый год». В чем здесь, как сейчас говорят, фишка?

Загадка рождения...

«Будущий музыкант родился 8 августа 1945 года в Украине, в младенчестве был оставлен родителями и подобран советскими войсками, шедшими на Прагу, где его усыновила семья Рак»,- такой вот ляпсус опубликовало агентство РИА-Новости по случаю концерта Штепана Рака в Москве, даже не попытавшись объяснить, как могла произойти подобная несуразица. Правда, агентство лишь бездумно списало легенду, гуляющую давно в интернете.

Ближе к истине оказалась моя коллега журналистка Марина Обминская, которая ввела в обиход мнение самого гитариста, который тогда считал, что, скоре всего, он появился на свет где-то в начале 1945 года, а дата 8 августа лишь зафиксировала тот день, когда его родная мать Василина Сливко – медсестра из Чехословацкого корпуса генерала Людвика Свободы, была вынуждена оставить тяжело заболевшего ребенка в пражской больнице и вернуться к себе на Родину в Закарпатскую Украину. Ну а потом была крепко закрыта восточная граница... В Праге мальчика усыновили люди с библейскими именами Йозеф и Мария, ставшими для него добрыми и любящими родителями.

Штепан Рак узнал о своем «нестандартном» происхождении после смерти своей приемной матери в 1989 году: она оставила письмо с некоторыми известными ей подробностями и просьбой простить ее: мол, не было в ее силах вернуть сына биологической матери. Штепан начал розыски и, спустя годы, установил, что родная мать его всего на два года пережила приемную и что на Украине живут его младшие брат и сестра по матери. Сын профессора Матей, тоже гитарист, в 2002 году даже встречался с ними. Штепан, было, собирался поехать на Украину тоже, но из-за большой загруженности все откладывал поездку, а когда смог – брат Владимир, водитель по профессии, куда-то запропастился...

... и ее разгадка

И только благодаря телепередаче «Жди меня» (Первый канал) были найдены украинские родственники музыканта, и была организована встречу братьев Штепана и Владимира в прямом эфире – 100 миллионов зрителей! - сразу после концерта гитариста в киевском храме св. Софии и в самой передаче прозвучала более реальная версия: Василина Сливко родила сына в пражском роддоме уже после освобождения, 8-го августа и он был крещен в пражском православном храме св. Кирилла и Мефодия. Как ныне предполагают, биологическим отцом мальчика был генерал Штепан Заколански. Василина оставалась в Чехии, работая в госпитале в Богосудове. В связи с тем, что на ее родине, в Закарпатье, был тогда голод, Василина, пользуясь сохранявшейся тогда стравнительной свободой передвижения, в марте 1946 года отвезла домой продукты и одежду, а малыша оставила на попечение подруги. Но случилась беда: на Украине Василису обокрали, причем взяли и документы, и ее не пустили обратно в Чехословакию – граница оказалась «на замке». Пока Василина обивала пороги, пытаясь пробиться к сыну, прошли годы. Между тем, подруге пришлось уехать, и она сдала малыша в приют, откуда его и усыновили бездетные супруги Рак. В 1949 году Василине удалось все же приехать в Прагу. «Я смутно помню какую-то женщину, которая днями стояла на коленях у нашей калитки, в то время как мама Мария загоняла меня в дом», вспоминает музыкант сейчас. Василина вернулась на Закарпатье ни с чем, впоследствии вышла замуж, родила сына Владимира и дочь Любу, но о своем первенце не забывала – 8 августа всегда отмечала его день рождения. Как она узнала, кому отдали ее сына, остается загадкой, возможно, помогло то, что Василина имела высокие советские награды, а это тогда открывало двери.

Пой, гитара!

«Нет худа без добра» - и такая поговорка подходит к трагедии, которую пришлось испытать Василине Сливко, как каждой матери, потерявшей сына. Кто знает, как сложилась бы судьба Штепана, останься он с родной матерью, тем более в пограничном Закарпатье. А супруги Рак позаботились о приемном сыне, можно сказать, по полной программе. Они чутко уловили в Штепане музыкальное дарование и дали ему возможность проявить его: сын овладел теорией музыки и игры на гитаре в Пражской консерватории, затем учился композиции в Пражской музыкальной академии. Его слава гитариста исполнителя стремительно растет. В тридцать лет его прилашают преподавать в консерваторию города Ювяскюля (Финляндия), и он проводит там пять лет (1975-1980), что во времена социализма было большой редкостью. Через некоторое время бархатная революция вообще снимает всякие ограничения, и пражский виртуоз буквально на розрыв – он дает концерты в самых разных уголках мира – на сегодня в его активе более 70 стран.

С началом нового века он открывает для себя Россию, а Россия открывает для себя Рака. 16 марта 2002 года Штепан Рак исполнил в зале Московской государственной консерватории свое произведение '20 000 лье под водой', посвященное жертвам трагической аварии подлодки 'Курск'. Помня о перипетиях своей судьбы, Штепан Рак много делает для благотворительности. Год спустя после трагедии в Беслане, когда ему сказали, что люди в Беслане до сих пор не могут оправиться от пережитого шока, что их душевное состояние по-прежнему тревожно, он согласился поехать туда, не раздумывая. Профессор лишь попросил прислать ему в Прагу записи национальных песен, которые в Беслане известны все от мала до велика, и положил их в основу своих вариаций, которые так и назвал «Цветы для Беслана». «Теперь могу сказать, что поездка в Беслан – одно из самых сильных переживаний моей жизни, - говорит музыкант. - Но я счастлив, что мне удалось осуществить все мною задуманное и доставить радость людям, испытавшим такую немыслимую боль».

Андрей Фозикош,

"Пражский Экспресс" www.prague-express.cz

 

Также читают