Как чешских детей НКВД вывозило в Украину, Пострадавшие от НКВД


konclagerБОЛЕЕ 10 ЛЕТ ПРОВЕЛА В ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЯХ УКРАИНКА ЗИНАИДА ШИРЯЕВА ЛИШЬ ЗА ТО, ЧТО ВЫШЛА ЗАМУЖ ЗА ЧЕХА. В ЭТО ВРЕМЯ ДВА ЕЕ СЫНА БЫЛИ ВЫВЕЗЕНЫ ИЗ ПРАГИ И ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ КОЧЕВАЛИ ПО ДЕТСКИМ ПРИЮТАМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.

История Яна Гоудека схожа с судьбами десятков детей, которых Вторая мировая война и НКВД лишили родителей и разбросали по детским домам. Вместе с матерью и младшим братом его посадили в поезд на пражском вокзале и увезли в Советский Союз. После прибытия в СССР семью разлучили на долгие годы.

Любовь из концлагеря

Ян-младший родился в семье Яна Гоудека и Зинаиды Гоудековой (урожденной Ширяевой) в июне 1946 года, через три месяца после венчания родителей в пражской церкви Св. Кирилла и Мефодия. Ян и Зинаида познакомились во время войны в концентрационном лагере Саксенхаузен. Отец туда попал как бывший пилот чехословацкой армии, Зинаиду увезли немцы из Житомира на работу для Третьего рейха. Вскоре молодым людям удалось бежать из лагеря, и они направились пешком в Прагу.

Добрались, когда война уже закончилась. Отец устроился телеграфистом на железной дороге, Зинаида, сумевшая за короткое время выучить чешский язык, работала переводчицей для офицеров Советской армии. Те неоднократно уговаривали ее вернуться с ними в Советский Союз. Зинаида отказывалась, уверяя, что Чехословакия уже стала ее родиной. И все же ей хотелось показать своего сына родителям, которые проживали в Житомире.

Русские женщины - домой!

Офицеры посоветовали Зинаиде зайти в консульский отдел СССР в Праге и легализовать свое пребывание. Муж Зинаиды не верил советской пропаганде и отговаривал ее. В то время СССР юридически не признавал браки своих граждан за границей и требовал от чехословацкого правительства выдать ему всех, кто до вступления в брак являлся гражданами Союза. Прага отвечала отказом.

Билет в один конец

Служба безопасности Союза сама стала разыскивать этих женщин по Чехии. Под разными предлогами, иногда с применением силы, в конце концов, им удалось собрать сотни человек в пражском сборном пункте. Женщин посадили в поезда и вывезли в СССР.

Когда в марте 1949 года отец Ян Гоудек вернулся из служебной командировки, он не нашел дома ни жены, ни сыновей (после Яна Зинаида родила еще Владимира). Соседи рассказали ему, что семью увели с собой двое русских. Гоудек немедленно бросился на поиски, но в сборный лагерь его отказались впустить.

Разлука поневоле

Ян-младший об истории своей семьи рассказывать не любит. Впервые заговорил об этом лишь в 2002 году, к тому моменту он уже около 40 лет жил в Чешской республике. В этом году вышел закон о возмещении ущерба всем жертвам коммунистического режима. В том числе и пострадавшим от рук НКВД.

Возвращение Гоудека домой было трудным. Ему пришлось прожить 13 лет в самых разных советских детских домах. Что вообще мог запомнить из своей прошлой жизни трехлетний ребенок? Отъезд из тогдашней Чехословакии запечатлелся в его сознании лишь нечеткими воспоминаниями о пребывании в поезде, о бесконечной равнине, по которой катились вагоны. И, конечно же, воспоминаниями о пребывании в детских приютах. Прежде всего о постоянном чувстве голода. Помнит, как дети пытались хоть немного его утолить головами цыплят, которых жарили на кострах. В советских приютах его окружали в основном такие же как он иностранцы: дети французов, поляков, немцев. Одновременно с учебой в школе все они вынуждены были исполнять тяжелую работу.

Долгожданная встреча

Ян Гоудек часто менял детские приюты. Возможно, только благодаря этому ему удалось вновь встретиться со своим младшим братом Владимиром в начале 1960-х в Красноярском крае. А спустя время, в 1962 году, когда братья вместе были переведены в школу-интернат в селе Новоэкономическое под Красноярском, они вновь встретили свою мать Зинаиду Гоудекову. К тому времени она уже отбыла срок в трудовых лагерях и жила в Тбилиси. Семья поселилась в Грузии после многолетней разлуки. Зинаида никогда не смогла рассказать сыновьям подлинную историю своей трагической жизни. При любой попытке начать рассказ она начинала рыдать, и сыновьям лишь отрывками удавалось узнать о том, какова была ее жизнь в трудовых лагерях на Дальнем Востоке.

Возвращение в Прагу

Спустя два года после переезда семьи в Тбилиси, Зинаиде пришло письмо из чехословацкого посольства и вместе с ним - авиабилеты в Прагу. Дело в том, что мать послала письмо на адрес своего супруга Яна Гоудека, а тот, в свою очередь, при помощи влиятельных знакомых и друзей добился разрешения пригласить семью к себе в Прагу.

Так Ян-младший снова попал в Чехию, где в апреле 1966 года получил гражданство. В Праге он занялся расследованием причин, в силу которых они с матерью и младшим братом в 1949 году оказались в Советском Союзе. В архиве чехословацкого министерства иностранных дел удалось найти несколько писем, которые отчаявшаяся мать писала своему мужу из украинской Макеевки на Донбассе в июне 1949 года. Туда она попала спустя три месяца после того, как загадочно исчезла из Праги. Письма наполнены любовью и страданием. Макеевка являлась шахтерским трудовым лагерем для тех, кто ждал приговора. Отчаявшаяся Зинаида умоляла в письмах своего мужа спасти ее. На письмах она ставила адрес чехословацкого посольства в Москве и просила передать письмо мужу. Ведь за границу заключенные писать не могли. Письма из Москвы действительно попадали в Прагу – в архив министерства. Отец, который дожил до 1993 года, никогда так и не увидел: "Любимый, умоляю тебя, спаси детей и меня. Я здесь без тебя не могу жить. Теперь я уже поумнела... Я ведь только домой в Житомир хотела наведаться. А теперь проклинаю себя за то, что не послушалась тебя тогда..."

Где документы?

Но все же, каковы были подлинные обстоятельства отъезда матери из Праги? Никаких прямых доказательств принудительной отправки в СССР на руках у Яна Гоудека нет. Единственное, что ему удалось узнать, это факт, что матери, которая в то время уже была гражданкой Чехословакии, никогда не был выдан заграничный паспорт. Следовательно, легально она выехать из Чехословакии в СССР ни в коем случае не могла. Но одного этого доказательства недостаточно, чтобы Яна Гоудека признали пострадавшим и возместили ущерб в сумме около 2 миллионов крон. Возмещение выплачивается каждому чеху, кто докажет, что был насильно угнан в СССР.

Ян Гоудек интересовался причинами, по которым он попал в СССР в детский приют и почему его считали беспризорным. Российский Красный крест прислал ему всего лишь один документ – выписку из картотеки детского приюта в городе Новожеланском (Красноярский край), где засвидетельствован его перевод в приют для детей старшего возраста. В графах "отец" и "мать" отчетливо видны прочерки.

Пострадавшие от НКВД

Этот жуткий по своему трагизму случай - не единственный. Чешский журналист Владимир Быстров, председатель Союза чешских журналистов, отец которого был в свое время также угнан из Чехословакии в СССР и попал в ГУЛАГ, решил собрать все доступные данные об аналогичных случаях. Он основал даже сообщество людей, которые по вине НКВД потеряли своих родителей.
В настоящее время Гоудек болен и получает пенсию по инвалидности. Даже если Ян добьется компенсации за ущерб, она вряд ли возместит ему все страдания. Да и проблема не в деньгах, не о них он заботится. Ему нужна прежде всего сатисфакция, исправление старой несправедливости.

Также читают