Под небом Аустерлица

Содержание материала

Аустерлицкое сражение

Народ, потерявший историческую память, не заслуживает уважения. Народ, не умеющий делать выводы из своего прошлого, обречен вновь и вновь повторять собственные ошибки. Эти истины должны жить в каждой российской душе. Слишком непростая у нас история. И слишком серьезны вызовы, перед которыми стоит наше Отечество. Надо помнить и уважать своих героев. Надо помнить свои победы и поражения.

    Везде уважают за силу. Но в это понятие в наше цивилизованное время входит не столько сила оружия, сколько сила и величие  национального духа. Давайте об этом не забывать.

     В эти дни исполняется двести лет знаменитому Аустерлицкому сражению. Это одно из тех событий, в котором сплелись воедино героизм и трусость, гениальность и бездарность, позор и слава. Давайте вспомним, как это было.

        А начать хочется не с 1805 года, а, например, с 1700. Что представляла собой Россия  всего за сто лет до Аустерлицкого сражения?  Слабая, полусонная, неавторитетная страна. Всего за несколько десятилетий она превратилась в мощную державу, которая играла важную роль в европейских делах, армия которой действовала вплоть до Италии, и которая экпортировала  не только пшеницу, но и уральский металл. Это ли не исторический урок?

       … 1805 год был очень тревожным. Наполеон наносил удар за ударом старой феодальной Европе. Он уже дважды громил антифранцузские каолиции, казалось, никто не в силах противостоять новоявленному императору. В Булони, на берегах Ла-Манша, в полной готовности стояла огромная французская армия, которой достаточно было одного туманного дня и приказа своего императора, чтобы высадиться на Британские острова. Премьер-министр Англии Вильям Питт отчаянно пытался  сколотить на континенте новую антифранцузскую каолицию. Главный аргумент – британское золото. Питт обещал Австрии и России полное финансирование военных действий. В реальных деньгах Англия платила 250000 фунтов стерлингов ежегодно за каждых выставленных против Наполеона  100 000 солдат. Три державы изо всех сил стремились сохранить статус-кво в Европе, который методично разрушал Наполеон. Каждая из стран каолиции, кроме того, преследовала свои цели. С точки зрения России, эта война должна была привести к усилению ее влияния в Европе и, что приятно, сделать это можно было за английские деньги.

        Союзники разработали грандиозный стратегический план по разгрому Наполеона. Планировалось общими силами в полмиллиона человек развернуть наступательные действия на огромном пространстве с севера на юг континента. На севере стотысячная  русско- английская армия должна была действовать против союзной французам Дании. В центре Европы 85-тысячная австрийская армия генерала Макка ожидала подхода 46-тысячной русской армии Кутузова. После чего объединенные силы союзников должны были обрушиться еще на одного союзника Наполеона – Баварию. Южнее, 100000-тысячной армии эрцгерцога Карла-Людвига-Иоганна Австрийского было поручено выбить французов из Северной Италии и начать завоевание юга Франции. На всякий случай между этими силами находилось 25-тысячное войско эрцгерцога Баптиста Иоанна. И, наконец, на самом юге Италии против французов должны были действовать русско-английские войска, которые должны были освободить весь полуостров и двинуться на север..

          План этот был столь же грандиозным, сколь и бездарным. Еще полководцы Древнего Рима, отправляясь в поход, давали клятву не дробить свои силы. А тут союзные силы, еще не собранные в реальности, дробились на 6 частей с многосоткилометровыми дырами между армиями. Кроме того, этот план был рассчитан на то, что Наполеон будет ждать соединения сил союзников. Наполеон и ждать? Это было совершенно невероятно. И еще. Англичане собирались воевать с французами до последнего русского  и до последнего австрийца, поэтому их войска ни на севере, ни на юге вообще не выступили. Премьер Питт намеревался расходовать деньги, но не британскую кровь. А пушечное мясо пусть поставляют союзники. Так что план мощного натиска на Наполеона сорвался с самого начала.

Также читают